Искусство XVII века - расцвет и кризис культуры
В начало С НАЧАЛА    Искусство XVII века Искусство XVII века    Новости в мире искусства в мире искусства 
НОВОСТИ - культура и искусствоНОВОСТИ - культура и искусство
Актуально сегоднявсе новости раздела
с комментариями
11:00Макароны можно есть в любое время дня (Настроение)
09:30Мужчины должны больше помогать пожилым женам (Настроение)
12:30
19 Янв
Почему не удается похудеть (Настроение)
10:00
19 Янв
Продукты, от которых развивается кариес (Настроение)
14:40
18 Янв
Ибупрофен может вызвать бесплодие (Настроение)
12:31
18 Янв
Женщины, которые добились для нас равноправия. Фото (Настроение)
10:30
18 Янв
Пение помогает восстановиться после родов (Настроение)
08:37
18 Янв
Не заваривайте кофе кипятком (Настроение)
«назад  |  далее»

Расцвет французского искусства в XVII веке

 
 
Никола Пуссен. Аркадские пастухи. 1650—1655
 
В момент высшего подъема поэтического вдохно-ения Пуссен создал второй вариант картины «Аркадские пастухи» (1650—1655, Лувр) — тема, которой он уже обращался в молодости. Но теперь она зазвучала с новой силой, потому что художнику удалось здесь согласовать глубину чувства с чистотой математического построения.
Картина посвящена философскому и вместе с тем элегическому размышлению о смерти. Пуссен стремится к широкой, общей постановке вопроса и поэтому отказывается от рассказа о чьей-то гибели, о горе людей, потерявших близкого. Он показывает чувства, возникшие при виде одинокой гробницы неизвестного, забытого человека. Эта гробница возвышается среди привольных долин Аркадии — легендарной страны счастливых, честных, чистых сердцем пастухов. Они окружают забытую гробницу и читают высеченные на ней слова: Et in Arcadia ego— «И я жил в Аркадии». Эта надпись, эти слова погребенного, обращенные к живым, это напоминание об их неизбежной участи, рождают печаль и тревогу в простых душах аркадских пастухов. Один из них читает, склонившись; другой, задумавшись и поникнув, слушает; третий, не отрывая руки от печальных слов надписи, поднимает отуманенный, вопрошающий взгляд на свою спутницу. Единственная женская фигура в этой картине является как бы воплощением того душевного умиротворения, того философского равновесия, к которому подводит зрителя весь ритмический строй, все звучание этой картины. В величавой позе, неподвижно, успокоительным жестом положив руку на плечо своего друга, она возвышается спокойно и строго, как статуя богини. Эта фигура как бы завершает заключительным аккордом стройную, прозрачную композицию, в которую Пуссен вложил столько мысли и столько тонкого, сдержанного чувства.
Творческий путь Пуссена заканчивается созданием серии из четырех пейзажей, символизирующих времена года и дополненных библейскими сценами. Последняя — «Зима», или «Потоп», написанная в своеобразном холодном, «ледяном» колорите, пронизана щемящим ощущением надвигающейся гибели.
Искусство Пуссена было глубоко чуждо официальным требованиям абсолютизма; слишком ясно выражено в нем представление о человеческом благородстве, независимом от социального положения, слишком далеки его суровые идеалы от близорукой угодливости придворных льстецов.
Идеалы классицизма параллельно с развитием творчества Пуссена нашли последовательное выражение в искусстве живописца, целиком посвятившего себя пейзажу, Клода Лоррена (1600—1682). Уроженец лотарингской деревни, он в четырнадцатилетнем возрасте попал в Рим, прошел техническое обучение у незначительного художника, занимавшегося декоративной живописью, и с самого начала своей самостоятельной деятельности посвятил себя изображению природы. Съездив в 1625—1627 годах на родину, он затем навсегда поселился в Риме и писал исключительно пейзажи.
Страница: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24.    далее »
 
 
О проекте О проекте    обратная связь обратная связь